The World's first mathematical society

29 September, 15:02

English version/Russian version

The world's first mathematical society was founded in Russia and still exists - its first meeting took place exactly 157 years ago, at the end of September 1864. Throughout its history, it has gone through a revolution and confrontation with the Soviet regime, and the collapse of the USSR. Since its foundation, the Society has been engaged not only in science, but also in the development of teaching mathematics in universities and schools and has also published the journal “Matematicheskii Sbornik” since 1866.

How the Society emerged

Initially, many mathematicians joined the Moscow Society of Naturalists and sent their articles to its journal “Bulletin”, published since 1829. But, as will later be noted in the first issue of the “Matematicheskii Sbornik”, mathematics was far from the priority of this Society. Certainly, physicists, chemists, biologists and physicians need mathematics, but their lack of great interest in the fundamental part of this science is also understandable.

The mathematical community arose naturally around Moscow State University professor Nikolai Dmitrievich Brashman and his colleagues. At first, the purpose of the association was to acquaint each other with new works in mathematics - it was impossible to follow all the news on your own. Community members divided the fields of mathematics among themselves, and then discussed the most important works, including their own, in regular talks. After the fourth meeting, it became clear that these reports deserve publication, and preparations began for the publication of the Society's journal. The last two years of his life, Brashman devoted to this community and was involved in organizing the publication of the “Matematicheskii Sbornik” journal, yet the first issue came out after his death.

The importance of both this person and the opportunity to unite is clear from the preface to the first issue: “In case of misunderstandings or difficulties, mathematicians most often turned to Professor Brashman”, “they found both a warm welcome and useful advice.” In addition, he owned a huge library and allowed colleagues to use his manuals.

Towards and after the revolution

So, the Moscow Mathematical Community (MMC) arose as a result of joining forces of the professors of the Moscow State University. In 1867 it only included 14 people, and by 1913 it had grown almost 10 times. Mathematicians from other cities and even countries also joined the community.

The 1917 revolution and the subsequent Civil War were a difficult test for both the country and scientists. Many participants left Moscow for other cities trying to survive. The publication of the magazine was suspended from 1919 to 1924. The mathematicians began to return to Moscow in 1921 with the end of the war; it was the time to rebuild the community and learn to live under the new government. Dmitry Fedorovich Egorov became in charge of this process, and thanks to his initiative in 1927, the All-Russian Congress of Mathematicians was held for the first time. He was a deeply religious and courageous man who dared to criticize the new ideology. In 1930 he was arrested in connection with the case of the True Orthodox Church and a year later died in exile in Kazan.

Subsequently, the society became much more careful, and its members did everything to save it. Thus, E. Kohlman, not a very strong mathematician, but an ardent party member, an employee of the Department of Agitation and Propaganda of the Central Committee of the All-Union Communist Party of Bolsheviks, was made president of the Society.

Confrontation between Moscow and St. Petersburg

The creation of the MMS gave the start of the formation of the Moscow mathematical school: N. Zhukovsky, S. Chaplygin, B. Mlodzeevsky and other well-known scientists who dealt with various problems of mathematics worked here. In St. Petersburg, the school of P.Chebyshev already existed, which, however, was a part of the IMC. The two schools were in confrontation, disagreements were discussed at meetings of the Society, which was forced to act as an arbiter. The differences were often based on the different beliefs of the participants in the two schools: St. Petersburg was more liberal and democratic, Moscow was anti-positivist and monarchist.

The confrontation ended in 1934, when the USSR Academy of Sciences was transferred from St. Petersburg to Moscow. This decision turned out to be incredibly successful, because it was then that a new, Soviet school of mathematics was born. A synthesis of the traditions of the two schools took place, and the new school became one of the most successful in the world of the 20th century.

And it was during the Soviet period that the Moscow Mathematical Society pivoted. This happened largely thanks to the competent leadership of Israel Gelfand, the grandfather of one of the first bioinformatics in Russia, Mikhail Gelfand. I. Gelfand replaced the previous President of the IMC A. Kolmogorov in 1966.

This is how a small circle of scientists grew to an organization that united two opposing schools. IMC not only provided scientists with the opportunity to cooperate, but also developed the teaching of mathematics. Moreover, it developed the Olympiad movement among schoolchildren and students of Russia, who traditionally take leading positions in international competitions.

English version/Russian version

Первое в мире математическое общество было основано в России и существует до сих пор — его первое заседание состоялось ровно 157 лет назад, в конце сентября 1864 года. За свою историю оно пережило и революцию, и конфронтацию с советской властью, и развал СССР. Общество с самого своего основания занимается не только наукой, но и развитием преподавания математики в университетах и школах, а также издает журнал “Математический сборник” с 1866 года.

Возникновение сообщества

Изначально многие математики Москвы присоединились к Московскому обществу испытателей природы и публиковали свои статьи в его журнале “Бюллетень”, выпускаемом с 1829 года. Но, как затем отметят в первом выпуске “Математического сборника”, математика была далеко не приоритетом этого Общества. Безусловно, физики, химики, биологи и медики нуждаются в математике, но можно понять отсутствие у них большого интереса к фундаментальной части этой науки.

Математическое сообщество возникло естественно, когда вокруг профессора МГУ Николая Дмитриевича Брашмана объединились его коллеги. Целью объединения поначалу было знакомство друг друга с новыми работами в математике — следить за всеми новостями самостоятельно невозможно. Участники сообщества разделили между собой области математики, а затем рассказывали о важнейших работах, в том числе и своих, на регулярных докладах. Уже после четвертого заседания стало понятно, что эти доклады заслуживают публикации, и началась подготовка к выпуску журнала общества. Последние два года своей жизни Брашман посвятил этому сообществу и занимался организацией издания журнала “Математический сборник”, первый выпуск которого вышел уже после его смерти.

Понять всю важность и этого человека, и возможности объединиться можно из предисловия к первому выпуску: “Математики в случае недоразумений или затруднений чаще всего обращались именно к профессору Брашману”, “у него находили и радушный прием, и полезный совет”. Кроме того, он владел огромной библиотекой и позволял коллегам пользоваться своими пособиями.

Накануне и после революции

Итак, Московское математическое сообщество (ММС) возникло в результате объединения профессоров Московского государственного университета. В 1867 году оно включало лишь 14 человек, а к 1913 году разрослось почти в 10 раз. Вступили в сообщество и математики из других городов и даже стран.

Революция 1917 года и последующая Гражданская война — тяжелое испытание и для страны, и ученых. Многие участники уехали из Москвы в другие города, пытаясь выжить. Издание журнала было приостановлено с 1919 по 1924 годы. Возвращаться в Москву уехавшие математики начали в 1921 году с окончанием войны, пришло время восстанавливать сообщество и учиться жить при новой власти. Руководил этим процессом Дмитрий Федорович Егоров. А благодаря его инициативе в 1927 году впервые прошел Всероссийский съезд математиков. Это был глубоко религиозный и смелый человек, позволявший себе критиковать новую идеологию. В 1930 году он был арестован по делу об истинно-православной церкви и через год скончался в ссылке в Казани.

После этого общество стало гораздо осторожнее, а его участники делали все, чтобы сохранить его. Так, президентом Общества сделали Э. Кольмана, не слишком сильного математика, но ярого партийца, сотрудника Отдела агитации и пропаганды ЦК ВКП(б).

Противостояние Москвы и Петербурга

Создание ММС послужило началом становлению московской математической школы: здесь работали Н. Е. Жуковский, С. А. Чаплыгин, Б. К. Млодзеевский и другие известные ученые, занимавшиеся самыми разными проблемами математики. В Петербурге же уже существовала школа П. Л. Чебышева, который, впрочем, входил в ММС. Две школы находились в конфронтации, разногласия обсуждались на заседаниях Общества, которое вынуждено было выступать в роли арбитра. Основой для разногласий часто служили разные убеждения участников двух школ: Петербург был более либеральным и демократичным, Москва — антипозитивистской и монархистской.

Закончилось противостояние в 1934 году, когда Академию наук СССР перевели из Петербурга в Москву. Это решение оказалось невероятно удачным, ведь именно тогда зародилась новая, советская школа математики. Произошел синтез традиций двух школ, и новая школа стала одной из наиболее успешных в мире XX века.

И именно в советский период Московское математическое общество достигло своего расцвета. Это произошло во многом благодаря грамотному руководству Израиля Моисеевича Гельфанда, деда одного из первых биоинформатиков России Михаила Сергеевича Гельфанда. И. М. Гельфанд сменил предыдущего Президента ММС А. Н. Колмогорова в 1966 году.

Так небольшой кружок ученых вырос до организации, объединившей две противоборствующие школы. ММС не только подарил ученым возможность сотрудничества, но и развил преподавание математики. Более того, развил олимпиадное движение среди школьников и студентов России, которые уже традиционно занимают лидирующие места на международных соревнованиях.